Горы – это маленькая жизнь (осенний крымский поход 2008)
Написал Виталина   
14.12.2008

Большой Крымский Каньон Чернореченский каньон Чернореченский каньон

На осенних каникулах состоялся поход в Крым, в котором нам посчастливилось поучаствовать. Группа наша состояла из 13 человек – счастливое число. Путь начинался в Севастополе и конечным пунктом был Бахчисарай. В семидневный срок мы проделали весь путь, а в восьмой день бродили по бахчисарайским достопримечательностям.


В день первый …
25 октября, суббота

Чернореченский каньон Чернореченский каньон Чернореченский каньон

Мы вылезли из теплого поезда на платформу в самую гущу приезжего народа. Симферопольский вокзал был полон туристов, словно именно в эти выходные все сорвались с места и приехали покорять Крым. Там же на платформе мы встретились со своей группой и быстро переместились в электричку на Севастополь. Опознать «своих» в вагоне было трудно – там все были с рюкзаками и в полном обмундировании. Первым, с кем мы познакомились, был Артем. Мы вместе изучали карты, маршрутную книжку, читали наши должности в походе (Андрей был руководителем, Артем и Я оказались спорт и культ организаторами).

В Севастополе у нас состоялась импровизированная экскурсия по городу, правда из окна троллейбуса. От нашего присутствия там стало очень тесно, но ехали мы сравнительно недолго. Таким же недолгим был путь из Севастополя до поселка Чернореченское.

По приезду группа разместилась на зеленой полянке недалеко от остановки. За коллективным приемом недоеденной в поезде пищи (так называемой неучтенки) мы и познакомились – Елена Михайловна, Надежда Николаевна, Ирина, Андрей Васильевич, Юра, Сережа, Артем, Наташа и ее дочка Вероника, Маринка, Андрей и Сергей Григорьевич (они остались оформлять группу в Севастополе).

Свободное время в ожидании наших товарищей каждый тратил, как мог – составлялись реестры съестных запасов, собирались деньги, желающие обследовали реку и заброшенный дом, что стоял неподалеку.

Когда группа была в сборе, двинулись в путь - впереди нас ждал живописный Чернореченский каньон. Шли в первый день бодро, но недолго. Наш маленький друг Сережа всю дорогу бредил рыбалкой, в рюкзаке его имелись кое-какие снасти, и на привале, конечно не без помощи Сергея Григорьевича, он выловил рыбешку. Кулек превратился в портативный аквариум, и Сережа какое-то время нес свой улов. Что потом случилось с бедной рыбкой, история умалчивает. Уже часа в три стали подумывать о стоянке. Решили остановиться на берегу.

Место было замечательным - тихий шепот реки, небольшая полянка, на которой все удобно разместились. Свою палатку мы поставили меж деревьев, а Маринкин платок приспособили на растяжках в роли флага – настоящий, индейский. Вечером варили борщ, причем в приготовлении участвовали и Наташа, и Ирина, и наш завхоз Надежда. Поужинав, расчехлили гитару. Гитаристов было четверо – я, Андрей, Юра и Сергей Григорьевич. Репертуар оказался у всех разный и практически незнакомый, поэтому слушать было вдвойне интересно. За песнями время пролетело быстро, мы легли спать в числе последних и заснули крепко и спокойно, предвкушая красоты следующего дня.



В день второй …
26 октября, воскресенье

Чернореченский каньон Чернореченский каньон Чернореченский каньон

С этого дня началось то прекрасное состояние, которое описывается как «счастливые часов не наблюдают». Часы мы конечно, еще наблюдали, хотя и не разобрались с переходом на зимнее время, поэтому учредили свое – походное крымское. Дат не считали, но с утра еще помнили, что воскресенье.

Проснулись рано и принялись за дежурство. Лагерь вокруг нас начал просыпаться - кто делал зарядку, кто пил утренний чай, кто сидел в глубокой задумчивости. Позавтракали кашей с тушенкой и разбрелись собирать свои палатки. В эти первые сборы у нас зародилась традиция делать это о-о-чень медленно, долго копошиться в рюкзаках, потом привязывать к ним многочисленные мелочи и тормозить выход группы. Сережа в эту паузу умудрился сжечь на костре свои старые кроссовки.

Мы двинулись в хвосте. Фотоаппарат Андрей всецело поручил мне, а сам спокойно шел замыкающим. Погода была хмурая, мы двигались по руслу реки Черная, часто преодолевая водные препятствия по камням и бревнам. На несколько минут пустился реденький дождик – единственный за все время похода.

Начался подъем. Мы карабкались вверх по каменистой тропе меж вечнозеленых можжевельников. Потом был спуск – мелкие камни под ногами норовили осыпаться вниз и увлечь за собой горе–туриста, тем более что рюкзак за плечами здорово нарушал равновесие. Тем, кто нашел себе в пути посох, эта дорога вниз пришлась полегче. Нам посоветовали расстегнуть пояса на рюкзаках и в случае чего – сбрасывать. Но такие радикальные меры к счастью применять не пришлось, все благополучно добрались к реке. Похлебав воды прямо из живого потока, мы отправились фотографироваться – открывался замечательный вид на каньон. Внизу шумела река, а вверху красовался хаос из камней – мы перелезали через каменные завалы и позировали на их фоне.

Дальше нас ждал брод. Сначала это было вроде шутки, но потом все же назрела необходимость форсировать реку. Мы закатили брюки повыше и двинулись – вода была ледяная. Меня эти меры все равно не спасли, и брюки выше колен были мокрыми. На другом берегу все дружно вытирали ноги и шнуровали обувь.

Двинулись в путь по прекрасному осеннему лесу. Елена Михайловна напоминала нам, что бы мы по ходу замечали красивые места и получали эстетическое наслаждение. Что мы охотно делали, глядя вдаль на открывавшиеся нам пейзажи.

Дело шло к обеду, мы устроили привал. Сергей Григорьевич согласился показать нам пещеру. Оставив рюкзаки на поляне, мы быстрым темпом пошли вниз к реке. Из пришедших к пещере восьми человек внутри побывали четверо – я, Андрей, Артем и Сережа. Иногда приходилось полулежа протискиваться меж камней, руками упираясь в сырой глинистый пол. Но увиденное стоило того. Андрей первым обнаружил и подземное озеро, уходящее под нависший свод скалы, и необычные образования подобные керамическим изделиям, и кристаллы, которые мы отбивали камнями от тела пещеры и распихивали по своим карманам. В пещере я порвала свою рубашку, мы вылезли грязные, но несли в руках добытые нами минералы. Сережа был в восторге, он неугомонно тараторил о пещере и неожиданно для всех захотел стать спелеологом.

Снова пошел подъем и через какое-то время группа сильно растянулась. Мы уже с трудом вспоминали, кто же пошел вперед и кто остался позади нас. Было еще ничего, когда тропа мирно вела вверх, но появились какие-то неясные ответвления вниз, и тогда единственным ориентиром стали следы. Спустились к стоянке на берегу, но для ночлега места было маловато. Решили осмотреть остров - огромные валуны, небрежно разбросанные на небольшом клочке земли, деревья по берегу и замечательные виды на бурлящую реку. Мы перебирались с камня на камень и скоро увидели уютную стоянку, спрятанную на берегу за каменными стенами. Нам очень понравилось там. Решено было не разделяться, а всем устроиться на острове. Так и сделали. Поселились в тесном соседстве под непрерывный рокот воды, отчего гитару у вечернего костра слышно не было. Тем же вечером с Мариной ходили купаться. Леденящая вода захватывала дух, потому купание было коротким, но незабываемым. Спать легли последними, досидев почти до полуночи. В палатке было тесно и оттого всегда тепло. Утром от теплого дыхания на стенках висели крупные капли, которые мы в первую ночь приняли за дождь.

В день третий …
27 октября, понедельник

Каньон Узунджа Каньон Узунджа Каньон Узунджа

В это утро проснулись оттого, что в лагере жизнь шла своим чередом - было шумно, и завтрак норовился вот-вот подоспеть. У костра сушились вещи и обсуждалось, кому что снилось под шум горных вод. Ощущения у всех были разные. Свободное время заполнили песнями под гитару. Настроение было прекрасное, чувствовалась бодрость. Хотелось идти дальше. Мы на удивление живо собирались, хотя все равно двинулись в путь последними.

В это утро мы вышли из Чернореченского каньона, рядом проходила трасса и шум машин так непривычно и резко бил по ушам. Все разместились на обочине дороги, ели сухофрукты и всякие неучтенные вкусности, которые так неожиданно и мило всплывали у членов группы. Изучали карту, совещались. Сережа с Вероникой играли в шахматы, все с улыбкой глядели на это. Решено было тормозить автобус и доехать до села Передовое или Родниковое. Но остановился помочь водитель грузовой машины и мы весело закидывали свои рюкзаки в кузов, а потом и сами тесно уселись там. Водитель довез нас до самого каньона Узунджа.

Неинтересный путь по трассе был успешно преодолен с одной остановкой у магазина для пополнения продзапасов. Мы купили триста грамм «Гусиных лапок», потому что все возвращались с покупками - захотелось и нам. Завхоз поручила купить яблочного сока и печенья на перекус. Дальнейший наш путь в этот день был несложным, шли кучно и весело, на ходу рвали шиповник и терен на компот. Вышли на просторную стоянку, и посомневавшись для порядку минут 10, но не найдя лучшего места, решили остаться там и ставить палатки.

Свою палатку мы разбили недалеко от костра, меж деревьев - благодаря защитному цвету она вообще терялась из виду.

Намечался радиальный выход в каньон Узунджа, но сначала мы развели костер и закипятили чай. Добровольцы были практически тем же составом – Наталья и Вероника, Артем, Андрей Васильевич и Сережа, обнадеженный еще одной пещерой. Мы взяли фонари и спустились к реке. Сергей Григорьевич взял хороший темп, группа двигалась быстро, ну а наше трио фотографов – Я, Андрей и Юра - сразу же отстали. Мы фотографировали необычное русло реки, и огромные каменные стены каньона, по пути встретили группу москвичей, обогнав их, двинулись дальше и нашли наших товарищей около пещеры – они уже выбирались из нее, и предупредив, что ждать нас не будут, ушли в лагерь. Сережа остался с нами, и теперь уже вчетвером мы полезли внутрь. Это было совсем не то, что в первой – здесь было просторно, мы неспеша рассматривали стены и нависшие над нами огромные камни. В конце пещеры была веревка, пропитанная сочившейся откуда-то сверху водой. Лезть по ней не рискнули, но догадывались, что те коридоры второго яруса ведут далеко вглубь.

Наше возвращение было феноменальным – мы брели по самому руслу реки, прыгая по камням, разгадывали логические задачи, которые подкидывал нам Андрей, слушали незатейливые выдумки Сережи, которыми он обычно потчевал всех вокруг, и даже не заметили, куда завела нас тропа. Река осталась далеко внизу и мы видели лишь верхушки деревьев. Оглядев каньон и повосторгавшись такой красотой, стали искать спуск. Стремительно темнело. Решили возвратиться той же тропой, по которой пришли, как бы нам не хотелось делать этот крюк. В лагерь добирались почти бегом при свете фонариков. К тому же мы были дежурными.

На костре доваривался борщ и кипел компот. Мы попали как раз к ужину и участвовали лишь в раздаче яств. После у костра были посиделки с гитарой – как обычно. Народ разбрелся по своим палаткам и у костра остались самые стойкие. Там Сергей Григорьевич рассказывал нам страшные истории, которые мало кто хотел слушать, и все искали предлог переменить тему. А забравшись в свои спальники, мы ловили по лагерю Черных Бабок, и прочую нечисть, которая вооруженная в добрых традициях ноу-хау – фонариком, светила на нашу палатку, шарилась по поляне и намеревалась стащить грязные миски у общего костра.


В день четвертый …
28 октября, вторник

По дороге к Юсуповскому озеру Стоянка на Юсуповском озере По дороге к Юсуповскому озеру

но видно побрезговала. Так решили утром, обнаружив миски и кружки на тех же местах, и такими же немытыми. Свечения же остались загадкой – никто не признался. Варили с утра макароны, Андрей и Юра активно участвовали в процессе приготовления. Оставшийся с вечера компот дабы освободить тару для чая я кощунственно предложила вылить. Но Артем нашелся : «Ка-а-ампот, заканчивается ка-а-ампот, разбираем, а то не хватит». Сработало, котелок оказался пуст через минуту.

По традиции мы копошились у палатки долго и по первому взгляду бесцельно, а еще и смеялись дружно, громко и беззаботно. Нам пришлось догонять группу.

В этот день нас ждали затяжные подъемы. Было жарко, словно летом, рюкзак казался неподъемным, а тело словно потеряло все силы. Двигались медленно, но группа упорно лезла вверх. В этот день мы постоянно были замыкающими, сильно уставали, приходили на привал последними, и когда группа подымалась, мы еще сидели, переводя дух. Сереже подъем давался сложно, у него болела голова, сердце и почки, как ни смешно это сейчас звучит. Он жаловался на плохое настроение и депрессию. Постоянно был около нас и расспрашивал о всевозможных вещах по очереди то меня, то Юру, то Андрея.

Около полудня мы остановились рядом с поляной крокусов. Все были заняты тем, что аккуратно пробираясь меж цветов, занимали места для фотосъемки. Стоит признаться – это увлекательнейший досуг.

Дальше дорога пошла чуть полегче, и мы брели по золотистым листьям просторного букового леса так оживленно общаясь, что умудрились потерять Надежду Николаевну. Ребятам пришлось отправиться на ее поиски. Благо, далеко возвращаться не пришлось – она ждала на первой же развилке. Обед устроили в месте, называемом Чайным домиком. Андрей, Юра, Артем и Сережа посетили еще одну пещеру – партизанскую.

К часам пяти вечера мы пришли на Юсуповское озеро и неподалеку разбили лагерь. Дежурные - Наташа и Ирина – готовили суп, а мы с Мариной и Надеждой Николаевной отправились искупаться к водопаду, что находился в 15 минутах от стоянки. В вечерних сумерках мы плохо рассмотрели его, но само купание впечатлило. Вернулись уже по ночи и прямо к ужину. У костра до глубокого вечера пели песни, а Сергей Григорьевич снова рассказывал страшные истории.

Ночью возникло желание прогуляться к водопаду. Устроили ночное ориентирование во главе с Сергеем Григорьевичем. Группу же составили Наташа, Юра и Марина. Уснули поздно под задорные призывы полакомиться неучтенными шпротами.



В день пятый …

29 октября, среда


Большой крымский каньон Большой крымский каньон Большой крымский каньон

Шли замечательные дни – телефон постоянно был отключен, утро начиналось бряцанием посуды как универсальным будильником, все собирались у костра и грелись там после сна. Сережа захотел научиться играть и выпросил гитару. Усидчивости ему не хватало, и уже скоро он брынькал как ему вздумается. За то, что Юра учил его, Сережа нес кулек бубликов. Его хотели нагрузить еще и палаткой, но наш маленький друг не осилил такой ноши. Бубликами же он угощал всех по-хозяйски щедро, да и сам наминал за обе щеки. Так у нас у каждого завелось в карманах по пару бубликов из учтенного пайка.

Дальнейший наш путь лежал в Большой крымский каньон, но все хотели попасть к Серебряным струям и поглядеть на него при свете. Мы сделали там много фотографий, но ни одна не смогла полностью передать красоту этого водопада.

Скоро мы вышли к цивилизации – шум-гам, пешие и велотуристы, егеря и питейные заведения по дороге. За вход на территорию каньона полагалось платить 10 грн, и хотя деньги в общей кассе были, отдавать их не особо хотелось. Елена Михайловна спорила с бравым молодцем в камуфляже, в итоге сторговались по пятерке. Мы устроили привал у почтового дуба, ели мятные конфеты и отдыхали в тени.

Большой крымский каньон впечатлил нас своими прекрасными видами, хотя многие согласились – Чернореченский лучше. Андрей сидел на обрыве, свесив ноги, и делал свои экстремальные фото. Кто-то выкрикивал слова и эхо вторило ему. Я бродила по лабиринтам из камней, догадываясь, для чего же они выложены здесь.

Стоянку нашли среди леса на засыпанной желтой листвой поляне. Рядом имелась баня, камни были еще теплыми. Все сразу же поделились на тех, кто с трепетом ждал баньку, и тех, кто был безразличен к этому процессу. Я была в компании вторых. Около баньки в течении четырех часов дежурили наши кочегары, от скуки они играли в карты. Мы же играли на гитаре. Андрей и Сергей Григорьевич ушли в разведку в Многоречье, а попали в село Счастливое, что достойно отдельного рассказа. Они вернулись уже вечером и с собой принесли пива, чем порадовали как банщиков, так и нас, сухопутный народ. Сидели по традиции долго, пили пиво и беседовали. Мы были дежурными, потому условились встать пораньше своей палаткой и пойти встречать рассвет. Идею поддержали Артем и Наташа. 

В день шестой …
30 октября, четверг

Стоянка возле села Счастливое Стоянка возле села Счастливое Стоянка возле села Счастливое

Проснулись от непривычно громкого звука будильника. Марина сразу же сказала «идите без меня». Была робкая попытка разбудить Андрея, но на вопрос «пойдешь рассвет встречать» он лаконично отрезал «нет». И мы вдвоем с Юрой выползли из палатки. Пока разжигали костер и гремели котелками, проснулся Артем, сразу за ним пришла Наташа. Поставив воду на огонь, мы побрели к обрыву. Шли в полной темноте, освещая дорогу фонарями.

Над каньоном стояла тишина, все спало. Мы рассматривали силуэты на том склоне, глядели на сереющее небо на востоке. Над каньоном пролетел ворон, отчетливо слышался каждый взмах его черных крыл. Была бредовая мысль закричать в полной тишине «С добрым утром», но не стали нарушать такого благоговейного покоя вокруг. Рассвело. И мы возвратились в лагерь с чувством исполненного долга.

Там уже варились макароны с тушенкой, пелись песни, велись оживленные беседы. Возле бани банщики устроили фото сессию, Андрей же ловил кадр с листопадом, но увы… ничего не вышло.       Мы собрались и уже по разведанной дороге двинулись к селу Счастливое. Но разведчики сами смеялись – по ночи они дошли куда нужно, а при белом дне свернули не туда и вышли к озеру. Идти поближе к селу не захотели, и хотя хорошей поляны вокруг не нашлось, палатки поставили тесно гуськом вдоль берега. У Артема и Андрея Васильевича вообще оказалось свое подворье, с тыном и калиткой, как полагается. Все в тайне очень завидовали им. Наверное потому за посещение усадьбы и даже сквозной проход по ней значилась «такса» – пять гривен. Мы жили по соседству с Наташей и Вероникой с одного боку, и Сергеем Григорьевичем с другого.

Перекусив немного, мы засобирались в магазин – ну а чем еще заняться. Тем более что требовалось купить хлеба и консервов. Взяли рюкзак для харчей и деньги на пиво. По пути попался яблочный сад – не миновали его, натрусили яблок и жевали на ходу. Яблоки были невкусные, но так хотелось. Село было каким-то безлюдным, мы прошли к магазину, не встретив никого. Зашли внутрь, изучили ассортимент пива, было заманчивое предложение от «Крымской Ривьеры» - купи две бутылки, третья даром, но выбрали с коротким, но весомым названием - «Крым». К нему – сыр, который ломали руками. На веранде стоял стол и стулья, было много пустых бутылок в ящиках, мы решили пить пиво именно там. Сережа угостил нас «сникерсами», купил тетрадку с ручкой, чтоб записать песни, а сам наминал мороженное. В магазин забегали аборигены за всякой снедью, поглядывали на нас – веселых и громких от пива. Возвращаясь в лагерь, устроили бег наперегонки, в общем, добрались вдвое быстрее.

На костре уже поспел ужин. Мы сбегали к палатке за мисками, получили пару половников супа и уселись возле костра трапезничать.

Это был единственный вечер, когда мы не пели песен у костра. Гитара переместилась в палатку на подворье – Сережа принимал гостей. Мы всей кучей записывали тексты песен. Сережа хотел песню «про ненормальных», то бишь Летовский «Зоопарк», и Арефьевскую «Осень». Вероника на английском пыталась записать «Желтую подводную лодку» Биттлз. Вовремя вспомнили о достижениях прогресса и начали писать на диктофон мобильного. Потом мы переместились в нашу палатку, но было как-то не так весело, и все разошлись. Марина улеглась спать, и я уже намеревалась последовать ее примеру, но вовремя выползла из палатки. Юра с Сережей и Вероникой у костра собирались играть в Корову. Андрей тоже обещал присоединиться. Мы начали играть, сначала тихо и спокойно, а затем с громким смехом и выкриками. Было около полуночи, и нас тихим голосом из темноты попросили угомониться. Но мы решили перенести костер на другой берег – и сделали это. Мы постояли около нового огня, осознавая бессмысленность нашей идеи, и постановили - идем спать. Так и закончился вечер.

В день седьмой …
31 октября, пятница

Ялтинская яйла Ялтинская яйла Ялтинская яйла

В это утро было непривычно нечего делать – дневка. Мы завели себе привычку, проснувшись, быстро собирать спальник, а уж потом завтрак и все остальное, но в эту пятницу (уже помнился день недели и даже число) мы вальяжно выползли на солнце, оставив внутри полный бедлам. Позавтракали. Попили чай. И стали готовиться к радиальному выходу на Ялтинскую яйлу. Андрея снабдили компасом и картой, в рюкзак мы сложили куртки, перекус и покинули лагерь.

Подъем был долгим и тяжелым, темп был быстрый, было жарко, хотелось пить. Но мы упорно шли вверх, делая короткие привалы. Скоро мы поднялись на место, именуемое Кош. Там был долгий привал, дабы все налюбовались открывшимся видом и изучили его в бинокль. Следующей вехой на маршруте была стела погибшим в великой отечественной войне. Ну а дальше лежал наезженный путь вдоль по хребту. Мы взятого темпа не теряли, шли энергично и вскоре увидели Ялту в облаках, вдали красовалась вершина Ай-Петри. А впереди виднелся крест – южная точка. Высота была 1422 метра над уровнем моря.

Привал и перекус устроили около креста. Решили дальше не идти и вершина Кемаль-Эгерек, к которой мы так стремились, осталась нами непокоренной. Идти назад нам мешали часто попадающиеся маслята – они просто таки тормозили движение. И когда кто-то говорил «Ну все, идемте, хватит уже», то сразу же под ногами появлялось семейство грибов, которое так и просилось в руки. Мы набрали два пакета. Наташа вызвалась перебирать и чистить, и к лагерю донесли лишь половину.

К магазину в Счастливом пришли уже затемно. Взяли «Крымской Ривьеры» для пробы и сыра, чем и отметили успешное возвращение. Прикупив немного пива с собой, мы вернулись в лагерь. Нас там ждали, накормили горячим ужином и напоили чаем. Рассевшись у костра и разлив по кружкам пиво, мы решили записать видео наших песен. Проект был принят на ура, исполнителя со всех сторон слепили фонарями, чтоб на записи было хоть что-то видно. Тут были и сольные исполнения, и замечательный бэк-вокал, и дуэты, и перкуссия. Вечер прошел в дружной живой обстановке. Готовить грибы решили уже ночью, они щедро плавали в масле и были очень вкусны. Потом, когда все разошлись спать, в том же котелке мы варили жирный чай, который никто почему-то пить не хотел.

В палатке мы сделали пару кадров на память, дабы запечатлеть последний вечер и наше верное жилище. Так закончился седьмой и последний день похода. 

Бахчисарай. Симферополь. Дорога домой.

Бахчисарай Бахчисарай Бахчисарай

Описывать наши праздные прогулки по городу и меж торговых лотков малоинтересно. Бахчисарайский дворец порадовал нас своим тихим двориком и прекрасными цветущими розами.

Накатанная дорога к Чуфут-Кале нам показалась скучной, а рядом красовалась каменная стена и тропки вверх, что мы, не думаючи долго, сорвались влево и через миг привычно карабкались по склону. Только без рюкзака это куда приятнее. Там, следуя по тропе, тщетно искали способ попасть в пещерный город на халяву – но крепость есть крепость – неприступна даже для таких индейцев, как мы. По пути наткнулись на пару пещер, что некогда служили кельями для монахов, и на разрытую могилу – о том свидетельствовали найденные нами человеческие кости.

Чуфут-Кале мы осмотрели бегло, но все же успели вскарабкаться на стену, побывать во многих пещерах, побродить по фундаментам разрушенных домов и даже бросить монетку на удачу.

Отдельной историей следует издать рассказ о нашем внеплановом концерте в вагоне электрички и на симферопольском вокзале, который привлек уж очень разношерстных зрителей. Мы заработали немного денег, пива, пластиковый стаканчик горячего чаю и жаренных пирожков с капустой. А впереди нас ждал Харьков, метро, автовокзал и Купянск.


 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.




Смотреть еще...
Joomla! Ukraine