«Веничкина Радуга 2008» в эпизодах (Эпопея)
Написал Виталина   
26.08.2008
Оглавление
«Веничкина Радуга 2008» в эпизодах (Эпопея)
Фотогалерея - Дипломанты
Фотогалерея - Лауреаты
Фотогалерея - Информация о фесте




 
Веня Дркин
 

22-24 августа под Свердловском на турбазе «Ясены» проводился официальный ІV международный музыкально – поэтический фестиваль памяти Александра Литвинова «Веничкина Радуга». Нас пригласили туда еще на Оскольской Лире и мы все это время настраивались на поездку. Даже в мыслях не могли мы представить, каким будет наше посещение родины Вени. Об этом рассказ.


Действующие лица:

Бром
Макс
Витя
Андрей
Я


 



Вокзал для пятерых или Чуть помедленнее, кони

Моя полиция меня бережет
Моя полиция меня стережет


Компания для поездки собралась спонтанно, и до последнего я точно не знала, кто едет, а кто нет. Но к вечеру мы наконец-то определились. Все собрались и отправились на вокзал.
 Коротать время решили в буфете, тем более что у нас были деньги и соответствующее настроение. Там стоял специфический запах древности с примесью аромата жаренных пирожков. Зал был пуст. Лишь в углу сидело трое и пили водку. Мы разместились в противоположной от них стороне и тоже начали пить. Но заскучавшие наши соседи сразу же попросили гитару. Витя отправился к их столу со своим инструментом и на некоторое время остался там. Послышались блатные песни, одесский выговор, но звучало все довольно весело и добродушно. Они радостно восклицали, что уже сто лет не брали гитару в руки, все по очереди пытались играть и петь, звали нас к себе за стол. Мы же вели свои неспешные разговоры, и подсаживаться к незнакомцам пока не собирались. Макс достал вторую гитару. Выпили еще водки. Мне принесли стаканчик кофе. Мы тоже стали петь песни, потом Макс скрылся в какой-то вокзальной каморке. И мы уже втроем – я, Бром и Андрей продолжили отмечать наш отъезд. Андрей сбегал в кассу и узнал, что билетов на наш поезд нет. А ну и ладно! Согласились все. Зато как хорошо сидим! И беспокойство отлегло. Вскоре одесситы сами пришли к нам и расселись вокруг, все поочередно пели. Меня угостили шоколадкой, ребят – водкой.

Но вот подъехал наш поезд и  веселье прервалось. Выскочил из каморки радостный Макс с гитарой, мы собрали свои вещи, одесситы поднялись и вышли на перрон проводить нас. Нам крупно повезло, что Макс просто шикарно имитирует голосом исполнение Высоцкого. В заветной комнатушке он исполнял весь свой репертуар, его там холили и лелеяли. Местной милиции очень понравилось. А так как единственной возможностью уехать было как раз договориться с милицией, то Макс выступил посредником в переговорах. Они согласились помочь горе -путешественникам. Поэтому мы стояли в стороне от поезда и ждали, пока нас посадят в вагон. Одесситы торговались с проводником, уговаривали взять пятерых несчастных музыкантов, едущих бог-весть куда на фестиваль. Никто не поддавался на уговоры и не разжалобился слезным рассказом. Мы уже готовы были остаться и ехать утром электричками, но вот удача - все пятеро загрузились в тамбур вагона. Ковровая дорожка, все так мило – тогда мы еще не знали, что проведем три часа полусидя полулежа на этой самой дорожечке, заплатив при это в двойном тарифе за свой безбилетный проезд. Ехалось нам неудобно - три гитары, огромный рюкзак с палаткой, сумки и нас пятеро в тесном тамбуре, но зато очень весело. Люди курсировали меж вагонами, переступая через спящие тела. Мы пили пиво по 6 рублей банка, смеялись с нашего горестного положения, чем очень нервировали проводницу. К четырем часам утра нас разместили в соседнем вагоне. Мы уснули, едва коснувшись полки.


Нехитрая снедь - Веничкина Радуга 2008

 
 

Откуда у бомжа печенье

Хиппи мы или нет


Мы приехали в Луганск, а впереди нас ждал еще долгий путь к фестивальной турбазе. На вокзале мы позавтракали хлебом и сыром (можно сказать по-царски, но тогда еще это не осознавали), подсчитали деньги, поняли, что мало и отправились на автовокзал.

В автобусе на Свердловск мы увидели четверо ребят, едущих туда же на фест. Они не знали как добираться и даже не имели понятия, с кем связаться по приезду. Нам было легче – я знала организаторов фестиваля. Всю дорогу мы дремали. В Свердловке решили скупиться в супермаркете. Ребята ушли и очень долго выбирали, что бы купить эдак на 20 гривен . Потом из своих кровных я достала 6 гривен на мивину. Наш скудный паек на три дня представлял следующее – мивина, банка кильки, пачка майонеза, батон, бутылка воды, водка 0,5 и пачка печенья в клапане рюкзака, прихваченная из дому.

Просидели на вокзале мы около часа, приехала заполненная маршрутка на турбазу. Мы героически втискивались в нее с рюкзаком и инструментами. По дороге общались мало, было тесно и жарко. Высадившись на поляне, мы вздохнули с облегчением, но видно рано мы вздохнули. Андрей с Максом пошли регистрироваться и вернулись с понурым видом.

– Нужны деньги… Стоянка платная

– Сколько? – спросила я

– Много….сотню

Эта цифра немного шокировала. Я отдала деньги, понимая, что нам уже вообще не хватает на обратный путь. Ничего, у нас ведь еще есть чай, подумалось мне…. И печенье… И гитары… Нормально…


Сушим)) - Веничкина Радуга 2008

 
 

Каждый охотник желает знать где….

И все идет по плану


Оплатив стоянку и почувствовав себя ни кем иным, как нищими бродягами, мы поплелись ставить палатку. Настроение пропало. Время шло к трем дня, всем хотелось есть. Мы разложили купленные харчи перед собой и призадумались.

– А ну его! Будем жить сегодняшним днем – выпалил Макс и все заулыбавшись, принялись открывать кильку, ломать хлеб, разливать водку. Настроение улучшилось. Приехали луганчане. Ведов пришел поздороваться, с ухмылкой поглядывал на ребят. Но остался у нас и мы распили бутылку вина уже вместе. (Вообще отдых был очень алкоголический).

Бром, Макс и Витя, посовещавшись, решили прогуляться в сторону леса, вооружившись ножами.

– Мы на охоту… – шутили они.

Ну на охоту, так на охоту. С Богом… 

Но охотники знали, за чем шли. И когда мы с Ведовым допивали вино , они вернулись с пучком конопли, подсолнухом и что самое неожиданное – недозревшей гречкой. 


Вечерний концерт - Веничкина Радуга 2008

 
 

Концерты под луной

Видели ночь
Гуляли всю ночь до утра


Вечером в пятницу состоялся концерт. Выступающих и зрителей было немного, т.к. основная часть участников собирались приехать в субботу. Но все же было сказано приветственное слово, спето по пару песен. Электричество, микрофоны. Действо проходило в помещении, звук был не самого хорошего качества, но было громко и драйвово. Народ танцевал и подпевал известные темы. Мы с удовольствием слушали участников. Пели Потапенко и «Вещий дуб», «Шахта 6», пару незнакомых мне музыкантов и я.

Но вскоре слушателей стало мало, исполнители тоже разошлись кто куда, и мы пришли к своей палатке душевненько попеть для узкого круга лиц. Играли мы в эту ночь много. Вначале пел Бром, потом брала гитару я, Ведов исполнил нам свои песни. Подходило очень много разных людей, кто-то просил гитару, пел что-то из Вени, кто-то просто подсаживался и слушал. Но атмосфера в нашем лагере была очень располагающая. Андрей ушел спать первым и все пропустил, вторым отправился в палатку Бром. Витя уснул прямо на холодной земле. Спать мы легли с рассветом, даже не заметив, куда девалась ночь. Уже из палатки я слышала призывы идти встречать рассвет на пирс, но духу встать не хватило.

Из интересных людей, которые в ту ночь нас посетили, был Александр Попов, который лично знал Литвинова. О Вене он говорил мало, больше общались о нас, о музыке. Он много чего рассказывал, всем желал оставаться таки ми же жизнерадостными, призывал любить жизнь и главное - вспоминать Дрантю, хотя бы эти пару дней петь его песни. Он угостил нас пивом. Очень внимательно слушал музыкантов и сам пытался играть, хотя, по его словам, уже лет десять не брал гитару в руки.

Уже под утро к нам подсел Потапенко и исполнил Венины песни. Это словно подытожило проведенную у костра ночь.


Группа Изба - Веничкина Радуга 2008

 
 

Дурные песни

Да что же ангелы поют
Такими злыми голосами


Утро. В нашем маленьком лагере все проснулись и перекусили чем бог послал – остатками рыбы, которую кто-то принес еще ночью, виноградом, каким-то мясом, которое Макс сумел раздобыть. А после отправились купаться на пирс. Я тоже прогулялась посмотреть на это место – там оказалось очень красиво, народ отдыхал на солнышке.

Доброго утра пожелать пришел Ведов и принес свою книжечку стихов. Пока ребята возились у костра и бездумно бродили по поляне, я читала стихи. Пришел поздороваться приехавший Калашников. Его появлению я очень обрадовалась.

Андрей пошел в гости в соседний с нами домик, ребята сидели на улице за столом и выпивали. Вскоре туда отправился Макс. За ним пошла и я, потому что становилось до жути скучно сидеть у палатки. Ребята оказались гостеприимными, они угощали водкой и вином, с удовольствием слушали наши песни на гитаре. После того как я очень громко, и не совсем удачно отпела Арефьеву, гитара попала к Максу. И мы уговорили его спеть «Гемморой Лесника» - его коронную песню. На эти пару минут звучания песни лагерь вокруг нас затих и насторожился, все выглядывали из-за палаток, пытались обнаружить источник столь странного звука. Нас раздирал смех. Когда Макс закончил петь, к нам подошел милый маленький мальчик и с очень серьезным видом заявил « Вы поете дурные песни». Мы вняли тактичному замечанию и дурных песен более не исполняли в тот день.


А вот так! - Веничкина Радуга 2008

 
 

  Как мастерят лауреатов

Возьми гитару, mucho, подыграй...


Мастерская начала свою работу около полудня за столом у домика, где мы выпивали и играли утром. Расселись члены жюри, подошли выступающие и прослушивание началось.

Вначале пару человек читали стихи – было непривычно, что фест начался именно с поэзии. Неожиданным было исполнение несколько песен на украинском языке акапелло. Как всегда отлично отыграли «Вещий Дуб», Заграва и Калашников. Белые («Территория Отчуждения») приехали уже часам к трем, на их выступление собралось больше всего народа. С ними был Роман Скорин (Донецк) и Миша Макаренко (Харьков), известные нам по Балаклейскому фестивалю. Наши купянские ребята тоже выступили достойно. Группа «Изба» - так они назвались. Три гитары плюс перкуссия. Была там еще замечательная пара, которым, к сожалению срочно нужно было уезжать. Они попросили гитару и исполнили дуэтом пару песен. Все заслушались.

Игнат Меренков и Женя Калашников под конец работы мастерской читали стихи. Неплохо выступил какой-то местный бэнд, они по ходу придумали себе название «Дорога в небо» .

Свое выступление я начала на расстроенной гитаре, что сильно подпортило мне настроение. Но потом исправилась и последние песни прозвучали нормально.

Вечером поочередно приходили организаторы, предупредили на счет вечернего концерта. Все они интересовались группой «Изба», которая на время покинула нашу компанию. Мы поручились за своих ребят. Попросили записать «Избу» последними в концертной программе. Как стемнело, отправились к сцене. Аппаратуру вынесли на улицу, звук был отличный. Правда двух микрофонов порой было мало. Из всех выступавших в мастерской отобрали человек 10 и по очереди мы пели для разместившихся полукругом зрителей. Под конец концерта Бром, Витя и Макс появились. Отыграли ребята отлично. Я записывала их на видео. Нас сфотографировали для какой-то местной газеты, и не дожидаясь завершения концерта, мы ушли к себе в лагерь. Пару часов Бром непрерывно пел, ребята подыгрывали ему. Была замечательная творческая атмосфера. Но сама петь я уже не могла, горло болело невыносимо.

К нам подошел замечательный человек по имени Кот. Он угостил нас водкой и хлебом (нас все чем-то угощали, своего на тот момент у нас не осталось ничего и мы голодали). Чуть позже мы узнали, что он тоже лично знал Веню. Сам же он из Сватово. Мы провели пару часов в отличной компании, правда общаться я уже не могла – любое слово вызывало сильную боль в горле. Поэтому я молча наблюдала за происходящим. Вокруг нас развернулись волейбольные баталии, благо что мяч был легкий, а то бы мы лишились всех музыкантов. Постепенно все разошлись спать и возле нашей палатки остался контингент любителей выпить. Мне стало тоскливо. И я ушла бродить по спящей турбазе. На территории базы было тихо и мрачно. Но каково было мое удивление, когда спустившись к пирсу, я обнаружила играющего на гитаре Макса. Я даже не знаю сколько мы просидели на берегу пруда, но я стала засыпать что называется на ходу. И мы вернулись в лагерь.


Экстрим для музыкантов

Улыбнитесь, каскадеры
Мы у случая счастливого в гостях


Мы шли темными тропинками к палатке, издали услышали какой-то шум, но «внимания тогда не обратили». Подошли ближе, пригляделись. Там нас ждала неописуемая картина. Костер. Бром, Витя и разный люд сидят возле огня, какие-то тела лежат вокруг и пьяный мотоциклист, остервенело газующий и видно собирающийся куда-то ехать. В мгновение ока он тронулся с места, затормозил на нашей палатке, добавил газу и поехал дальше. Я вскрикнула. Лишь спустя пару секунд я осознала, что внутри спит Андрей. Кинулась туда – Андрей бормотал что-то невнятное спросонья. Но был невредим, не считая ушиба локтя и колена. Горе-водителю рассказывать что-либо было бесполезно – он был мертвецки пьян. И я полезла в палатку с мыслью – Господи, хоть бы он меня в следующий раз не переехал. Сквозило через дыру в боковой стенке, но было плевать.

Утром наш мотоциклист так же сидел у палатки, совершенно пьяный и еще обижался, что с ним никто не хочет общаться. При виде такой картины и его искренней на нас обиды я не могла на него держать зло. Его мотоцикл стоял поодаль. В палатке зияла дыра.


На могиле у Вени - Веничкина Радуга 2008

 
 

Долгая дорога домой

Слоны уходят на х…
И давят хомячков


И снова утро. Сонное, холодное. Я пошла на пирс умыться. Из поесть была недопеченная картошка и чья-то гречневая каша. Пришел Кот и с издевкой задорно спросил «Похмеляемся?» - Похмелились, если б было чем – ответил Андрей, заметив запрятанную за спину руку Кота. Тот радостно извлек пакет портвейна. Все оживились. Разлили выпивку, чокнулись, выпили. Принесли водки и горячих котлет. Мы уминали за обе щеки. На костре Витя варил суп и кипятил чай. Но трапезничать нам пришлось не долго –пора было уезжать в Свердловск. Бром уже хотел остаться и выступить на гала-концерте. Но большинством решили – едем на могилу к Вене . Поэтому мы второпях укладывали вещи, я побежала прощаться с Ведовым к соседним палаткам. Подошли Потап и Макс Курилов. Им было неприятно, что мы покидаем турбазу не дождавшись торжественного объявления результатов и гала-концерта. Поздравляли нас там же, у палатки. Пожали руки, вручили дипломы и подарки, пожелали творческих успехов. Мы сразу же вскинули на плечи гитары и рюкзаки и двинулись к выходу. Через 40 минут мы были в Свердловске.

Высадившись на вокзале, мы размышляли о том, как бы пешком добраться до кладбища. Спросили дорогу, но человеку было проще дать нам пару рублей на проезд, чем описывать весь путь. Деньгам мы обрадовались, хором поблагодарили свердловчанина и отправились на остановку. Очень скоро мы оказались возле бывшего магазина «Донбасс». Расположение могилы я помнила очень хорошо и мы без труда отыскали ее. Там было много цветов. Рябинка с яркими ягодами. На ветке с прошлого года висела оставленная кем-то фенька. Мы помянули Веню вином, которое я загодя припрятала в рюкзаке. 
    Назад пошли пешком, хотелось пить, а воды не было. Еле- еле добрели к вокзалу, я сбегала за билетами и отдала последние деньги, Андрей купил в дорогу бутылку воды. Мы разместились в автобусе и через пять минут Бром и Витя уже спали. Я тоже всю дорогу до Луганска дремала. В таком же полусонном состоянии мы доехали до Жд вокзала. Там в зале ожидания мы по очереди пытались спать, чем привлекали внимание милиции, я писала стихи. Денег не было. Питьевую воду набирала в туалете. На 10 гривен купила хлеба и пару булок в дорогу. Деньги закончились вовсе.

Около вагона нас встретили два проводника. Они очень обрадовались, увидев три гитары и надеялись услышать от нас «Мурку». О Литвинове они знать не знали. Зато тупо хихикали при упоминании о фестивале. Мы переглянулись, друг друга поняли и молча зашли в вагон. Ну и повезло с ними. В вагоне мы ели хлеб, запивали теплой водой. Очень хотелось чаю, но кипятка не было. Мы отправили Андрея с трехлитровой баклагой в соседний вагон. Но проводник опередил его и отдал мне полный чайник кипятка. Я поблагодарила и уже через пару минут у нас был чай в ассортименте – зеленый и черный. Все по-кругу глотали чай, заедая булкой. Через пол часа пришел Андрей и мы уже угощались кофе (два с половиной литра – не шутка ли ). Но усталость победила, и не смотря на литраж бодрящего напитка, все крепко уснули до самого Купянска. Домой с вокзала шли пешком через Канцедаловку. Денег на проезд не хватило. Шли довольно быстро, пили узловскую воду ( о, интереснейший привкус). Добрались домой как стало светать. Уставшие и сонные, но довольные поездкой, мы смеялись с недавних наших трудностей и радовались дому.

Так закончилось наше путешествие.

Позже мы узнали о результатах фестиваля

 
 
ДИПЛОМАНТЫ

ПОЭТИЧЕСКАЯ МАСТЕРСКАЯ
Игнат Меренков (Луганск)
Анна Готтон (Луганск)
Петрович (Свердловск)

МУЗЫКАЛЬНАЯ МАСТЕРСКАЯ
Изба (Купянск)
Заграаль (Луганск)
Дорога в Небо (Свердловск)
Дорога Домой (Донецк)

ЛАУРЕАТЫ

ПОЭТИЧЕСКАЯ МАСТЕРСКАЯ
Сергей Волошин (Красный Луч)
Александр Камин (Луганск)

МУЗЫКАЛЬНАЯ МАСТЕРСКАЯ
Сергей Волошин (Красный Луч) – бард
Виталина (Купянск) - рок-бард
Вещий ДубЪ (Луганск) – ансамбль
Территория Отчуждения (Белгород) - панк-бард

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ МАСТЕРСКАЯ
Елена Федина (Свердловск)

ГРАН-ПРИ

Евгений Калашников и ИскуСствО (Луганск)


 



 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.




Смотреть еще...
Joomla! Ukraine