Андрей Горелов
Написал Виталина   
15.04.2009
Оглавление
Андрей Горелов
Тексты песен






                      ***

В небе осеннем успешно расстреливать
Птиц, летящих на юг,
Ночью безудержной нежно отмеривать
Порции ласковых рук,

В бинокль следить за спешащими феями
С крыши подержанных лет,
На документы послушно наклеивать
Фотогеничный портрет

Во фрачном наряде бродить по окрестностям
Между знакомых домов
Встречая прохожих с изысканной честностью
Предупредительных слов,

С вежливой грацией и осторожностью,
Робко шагнув за порог,
В предвосхищеньи интимных возможностей
Ловко вести диалог.

А за окошком с утра и до вечера
Стражники юных границ
Освобождают столбы и скворечники
От засидевшихся птиц

Свистят по деревьям синицы да иволги,
Шумно кружит воронье,
Вдоль по дорогам шатаются символы,
Клянча еду и тряпье.

И открестившись от грязи и ереси,
Глядя задумчиво в рот,
Из-под полы демонстрируют прелести
Истинно райских широт.

И, проскользнув под небесными сферами,
Я отправляюсь в трактир
Водить хоровод с неземными гетерами
Из коммунальных квартир.


***


Замусоленный снег,
Запыленный парик,
О стену колотится сытая моль.
За невольный побег,
За непрошенный крик,
Наказанием служит доставка домой.

Восхищенный канкан,
День закрытых дверей,
В соседней квартире орет патефон.
Недопитый стакан,
Рыхлый свет фонарей,
Оставшихся в городе с лучших времен.

Исторический год
Гордецов и повес,
Не пожалевших усердных трудов,
Чтоб повысить доход,
Чтоб ускорить прогресс
В сфере действия клубов соломенных вдов.

Беспризорный район,
Бесприютный квартал,
Только звезды да кошки да черный набат.
Отзвучит патефон,
Отгрохочет вокзал,
И снова смешной, заводной, проливной снегопад.


Повтор 1 куплета


***


В тех стенах, где танцуют старики,
Сегодня отменили белый танец.
И, сжав сильнее прочих кулаки,
Прижался к стенке голый иностранец,
Ведь его окружают

Припев:

           Творцы
           Прекрасного и нового
           Борцы
           За качество бракованных
           Идей,
           Они стреляют в головы 
           Людей,
           Которые ждут чего-то незнакомого.

И, приглушив звучанье голосов,
Исполнят качку вдвое в лодке,
И, повинуясь музыке часов,
Безропотно отправятся за водкой,
И будут веселиться

Припев:

А с неба бьет холодная вода
И гасит детям найденные спички,
А там, где вырастают города,
Их соберется больше, чем обычно.
Они сегодня победят

Припев:



***

Добрый вечер, с Новым Годом
Славный праздник, всем на диво.
Мне на встречу из комода
Выползают рецидивы.
Ходят тени, бродят тени,
И подушкой белоснежной
Я бросаю в направленьи
Шевелящейся одежды

           Голос ласковый, руки ватные,
           Мысли разные, закроватные,
           Голос пристальный, ноги резвые,
           Мысли чистые, бесполезные.

Я незрячий, неученый,
Невезучий, нерадивый,
Надо мною удрученно
Суетятся рецидивы.
Перезвоны, перестуки
И, с привычным наслажденьем,
Я протягиваю руки
К изможденным наважденьям.

           Пальцы твердые, лица честные,
           Мысли скорбные, неуместные,
           Сказки зыбкие, безуспешные,
           Мысли липкие, неутешные.

В барабанных перепонках – 
Перепады, переливы,
На паучьих лапках тонких
Пляшут танго рецидивы.
Вечер смраден непотребен,
Чтобы воздух сделать чище,
Я раскладываю мебель
Пионерским костерищем.

           Пламя белое, стены тесные,
           Мысли смелые, интересные,
           Пламя ходкое, небо бледное,
           Мысли четкие, предпоследние.

Так
С добрым утром, с Новым Годом
Праздник выдался на диво.
Под обломками комода
Догорают рецидивы.




***

Повсюду смятение, скопление и скопище
Тысячи маленьких Лиров и Гамлетов
Мечутся жадно, смешно и беспомощно
В переплетении стен и фундаментов

           Утро нового мира,
           Время новых амбиций
           Возвращаясь из тира
           Пристрелил продавщицу

И, прижимаясь к решеткам и ставенкам,
Слушая тихие звуки и шорохи,
Я наблюдаю почетное таинство – 
Богослужение вечного Молоха

           Утро нового мира,
           Время новых решений,
           Среди шумного пира
           Гости без приглашений.

Привычно боясь равновесия шаткого,
С мудрой прилежностью старого раввина,
Я, обложившись томами и папками,
Цепко штудирую нормы и правила.

           Утро нового мира,
           Время новых движений,
           Создавая кумира,
           Выбирайте блаженней.

И, твердо уверенным в правильном выборе,
Зная, что было, что будет, чем кончится,
Тешить себя невеселыми играми,
Благословляя святое пророчество.

           Утро нового мира,
           Время новых учений,
           Выходя из трактира,
           Попросить о прощеньи.

Пренебрегая словами и драмами,
Не афишируя взглядов и склонностей,
Непринужденно знакомиться с дамами,
На распродаже дешевых влюбленностей.

           Утро нового мира,
           Время новых формаций,
           Уходя из квартиры,
           Загляни попрощаться.

Повсюду смятенье, скопленье и скопище …



***

Со ступеньки на ступеньку,
Отдохнуть на пол пути,
От скамейки до скамейки
В час по маленькой ползти,
Шаг за шагом, метр за метром –
Путешествовать легко,
Оказался незаметно среди тихих стариков.

           Настежь окно да двери на запор,
           Таблетку под язык да по лестнице во двор,
           Ковыляет, не спеша, постаревшая душа.

Взгляд опущен, голос тонок –
То ли шепот, то ли крик,
В 22 – еще ребенок
В 25 – уже старик,
Сонный дождь роняет бисер,
Я закроюсь на засов
В желтом мире старых писем
Да засушенных цветов.

           Бумажная любовь, да незрячие дома,
           Доверчивая ложь, да пустая кутерьма,
           Праздник ряженых зверей да бездомных фонарей.

На раскрашенных постелях –
Черно-белые тела,
На веселых каруселях –
Золотые купола
Испросить бы разрешенья
На возможность горевать,
Плюнуть в морду отраженью
Да забиться под кровать.

           Топи да леса, комариные места,
           На тысячи верст в округе пустота,
           Две недели на пари – день за месяц ночь за три.




***

День догорает, заполненный встречами,
Встрясками, стычками, лицами хмурыми,
На горизонте недавно замечены
Неизлечимые признаки сумерек.
Здесь нарождаются новые веянья,
Новые взгляды со старой лукавиной,
Здесь замерзают мои откровения
В ласковых пальчиках, знающих Правило.

           Поздно,
           Осталось зависеть от глупых капризов
           Погоды,
           Ожидая момента, когда закрываются
           Двери,
           Беспомощным взглядом подсматривать в щелочки

Где зажигаются свечи и факелы,
Ловятся взгляды и полудвижения,
Где за неясными легкими знаками
Призрачной тенью стоит предложение,
Где прославляются новые методы
Распоряжения старыми сказками,
И я потребляю нервно и преданно
Обожествленные брызги шампанского

           Что вы
           Не надо бояться, я здесь оказался
           Случайно,
           Мне стало тесно в узких границах
           Свободы
           И я ухожу, я уже возвращаюсь

Туда, где по улицам бродят застенчиво
Пьяные девочки с цепкими лицами,
В каждой квартире недавние женщины
Правдоподобно играют ресницами,
Где продвигаясь от случая к случаю –
Выросли, выжили, выждали, умерли,
А по окрестностям ходят задумчиво
Неизлечимые признаки сумерек.




***

Подрасстрельный мотив
Даст возможность уйти
И еще раз остаться сильней,
Романтика стен
Даст надежду на плен
И на право решать, кто умней.
     И немеют глаза
     Бесполезно крылатого пса
     И хорошего сына своих двадцати матерей

Бесцельный протест
Выдаст льготы на крест
И талон на терновый венец.
Запах третьей войны
Разрешит петь про сны
И еще раз припомнить свинец.
     Но опять за горой
     Развернется невидимый строй
     И новый приказ передаст постаревший гонец.

Геральдический лев
Будет загнан в свой хлев –
Он еще раз вернулся домой,
А тюремный отряд
Совершает обряд,
Выбирая надежный конвой.
     И рассмотрит вопрос,
     Обсудив неподкупный донос,
     Депутатская ложа творцов из ближайшей пивной.

Ты почти был готов
К восприятию слов,
Ты почти перестал быть рабом,
Но, нарушив запрет,
Ты узнал, что раздет
И навеки наказан трудом.
     И в твоих сыновьях
     Еще долго останется страх
     Перед теми, кто способен разрушить их дом





***

Эй, там на небе
Не надо смеяться,
Когда вы придете
Здесь никого не будет.
Добрые люди,
Не надо бояться,
Мы все равно не узнаем,
Когда станет больно.

Эй, что здесь случилось?
Довольно плакать,
Бесполезные слезы
Вас научат быть злыми.
Холодные пальцы,
Рубашка в заплатках,
Я бы мог пожалеть вас,
Если б не был таким же.

Эй, строгие судьи,
Не надо сердиться,
Я все понимаю,
Я больше не буду.
А над вами кружатся
Черные птицы –
Это вас обманули,
Они должны быть цветными.

Эй, верная стража,
Не надо больше,
Я не убийца,
Я новый клоун,
Нервные губы,
В руках колокольчик,
Если вы разрешите
Я сейчас вам станцую.



***

Тихо – тихо речка бьет в бережок
Да ложится наш последний снежок,
За стеной холодный город притих,
А у нас с тобою мир на двоих.

           Ай – люли, ай – люли,
           Над тарелкою земли
           Кто-то ковшик опрокинул
           Да смеется там вдали,
           Да в осенних лужах
           Запускает корабли.


Год за годом до заветного дня,
На последок посидеть у огня,
Черный город превратить в белый стих
Да забить крест-накрест мир на двоих.

           Ай – люли, ай – люли,
           Над тарелкою земли
           Кто-то ковшик опрокинул
           Да хохочет там вдали,
           А в осенних лужах
           Размокают корабли.



***

    Новый год на выжженных полях,
    Нищий сброд у городских ворот,
    Солнце заблудилось в тополях
    А мы умеем жить наоборот.

Припев:
              Эх, глаза закрыли,
              Встали на качели,
              Распустили крылья,
              Раз, два, полетели.

    Мальчики гуляют по стерне,
    Доставая тысячи заноз,
    Скоро не закончиться войне,
    Но мы умеем плакать не всерьез.

Припев

    Вечером военный беспредел,
    По утрам казенная вода,
    Скоро я останусь не у дел,
    Но мы можем умирать не навсегда.

Припев

    Целый день на улицах канкан,
    Плачет перекошенный мотив,
    Новый Год, дорога далека,
    Но мы умеем ждать на полпути.

Припев


              Раз – глаза закрыли,
              Два – забили щели
              Три, четыре – крылья,
              Пять, шесть – полетели.



***

До рассвета встану, выйду рано
На дорогу, что ведет из храма,
Здесь неразбериха, суматоха,
Но зато здесь подают неплохо,
И теперь я перед каждой харей
Уважительно грызу сухарик,
Засмеюсь, заплачу, повздыхаю,
Помолчу…

Я сижу у золотой калитки,
Бормочу себе под нос молитвы,
Сохраняя самообладанье,
Подбираю чье-то состраданье.
А вокруг такой народец славный,
Все к заутрене спешат исправно,
И за ними донельзя забавно
Наблюдать…

Милый юноша бубновой масти
Ставит свечку, чтоб спастись от страсти,
Но любовь всегда найдет причину,
Чтоб считать себя неизлечимой,
Отошел, качаясь от святого,
Мне не бросил ни рубля, ни слова,
Значит завтра повторится снова
Ритуал…

Рядом дама с материнским взглядом
Что-то просит третий месяц кряду,
Водимо не знала простодушно,
Что бывают дети непослушны.
Аккуратно станет в уголочек,
Уходя, подаст не хуже прочих,
Заходи еще, я очень-очень
Буду рад…

Бабушка знакомая за ручку
Тащит не проспавшуюся внучку
И лицо у бабушки сегодня –
Все седьмая заповедь Господня,
И сердитые глазенки-точки
Мечут молнии из-под платочка,
Значит мне рубля сегодня точно
Не видать…

Завтра снова встану, выйду рано
На дорогу, что ведет из храма,
Здесь всегда такой народец славный,
И за ними донельзя забавно
Наблюдать…



***

    По колючей, по стерне,
    Эх, с котомкой на спине,
    Да к потерянной стране
    Тропою торною.
    Эх, по белой полосе,
    Да во всей своей красе,
    Вольным ветром да на все
    Четыре стороны.

Припев:
              Ой, зима –
              Посох да сума,
              Горе от ума,
              Да сбиты ноженьки.
              Все иду,
              Да босиком по льду,
              Да только не найду
              К тебе дороженьки.

    Ой, вы, плети, калачи,
    Коли больно, так молчи,
    Да только песня прозвучит,
    Да тронет за душу.
    То ли дрема, то ли бег,
    То ли дождик, то ли снег,
    Может, пустит на ночлег
    Хозяин радушный.

Припев

    То ли ночи, то ли дни,
    Ты хозяин не брани,
    А если надо – прогони
    Гостей непрошенных.
    А я закрыв глаза стою
    У обрыва на краю,
    То ли плачу, то ль пою –
    Всего хорошего.

Припев

    По колючей, по стерне,
    Эх, с котомкой на спине …



***


    Где твои дороги столбовые,
    Где твои шальные разговоры.
    Обманутый толстяк из водевиля
    Да пустые коридоры.
    Глупые слова, дурные вести,
    Ласковые пальцы на конверте,
    И можно не здороваться в подъезде
    Но суметь спасти от смерти.

Припев:
              Скоро все закончится наверно,
              Утро уже дышит нам в затылки,
              Скоро новый день, ну а теперь мы
              Двое за столом с пустой бутылкой

    Каждый третий – бог, но третий – лишний,
    Что досталось молодым, да рьяным –
    Можно быть живым среди погибших
    Или трезвым среди пьяных.
    В двухэтажном сейфе из агата
    В календарь наклеивать странички,
    Собирать испорченные даты
    Да использовать вторично.

Припев.

    Преданный монах, веселый евнух,
    Тихий добровольный заключенный,
    И надо улыбаться ежедневно,
    Не рискуя быть прощенным.
    Новый шут – любимец королевства,
    Вышитый колпак, больные нервы,
    И трудно оставаться общим местом –
    Не последним и не первым.

Припев.



***

Мои дни – веселой тройкой,
Мои мысли – серой мышью,
Я – один из тех, кто строит
Дом, в котором нету крыши.

Ой, какие вы добрые, звери,
Ой, какое родное железо,
Я – один из тех, кто верит
В то, что смерть небесполезна.

              На лице лохмотья пепла,
              Возле слов замки кавычек,
              Я вчера пришел из пекла,
              Но не смог найти отличий.


На обоях чьи-то строчки,
На столе клочки тетрадей,
Я – один из тех, кто хочет
Никогда не ждать в засаде.

Моя кровь почти не дышит,
Мои пальцы почти не гнутся,
Я – один из тех, кто вышел
Покурить, чтоб не вернуться.

              А в руках обрывки песен,
              Мои мысли – серой мышью,
              Скоро снова стану весел
              В доме, где не будет крыши.





***

              Бродит ветер по плющу,
              Хочешь дождик запрещу,
              Хочешь вечер накажу,
              Хочешь сказку расскажу.

Размокает на столе
Мой бумажный пистолет,
За спиной смеется всласть
Парусиновая власть.
Жил да был, попутал бес,
Из подвала до небес,
С тихим смехом на балкон,
Да на землю кувырком.

Легким пухом на ветру,
Добрым духом на пиру,
Птичий хохот, волчий вой,
Да не пугайся, я живой.
Да я и сам боюсь,
Ну, хочешь, разобьюсь,
Можно будет плакать вслед,
Копошась в золе.

Можно бить в лицо,
Можно стать борцом,
За идею, может быть,
Будет легче бить.
Можно лечь на стол,
Завилять хвостом,
Можно даже выбирать
Способ умирать.

С мира по рублю –
Голому петлю,
Мертвому – парчу,
Господу – свечу.
Из грязи в князья,
Из петли в друзья,
Из огня да на костер,
Да из тела на простор.

              Бродит ветер по плющу,
              Хочешь дождик запрещу,
              Хочешь вечер накажу,
              Хочешь сказку расскажу.



***


Как много всякой ерунды
Да на земле красавице,
И я такой же, как и ты
И мы живем не старимся,
И я куплю тебе платок
Да цвета утренних зеркал,
И каждый знает свой шесток,
И каждый видит что искал.

Он приходил ко мне домой,
Он пил стаканами портвейн,
Он флиртовал с моей женой,
Он обнимал моих детей,
Он обещал мне новый рай,
Он крыл по черному войну,
Он предложил мне – выбирай
И утащил меня ко дну.

Каленый щит, волшебный меч,
И каждый – добрый молодец,
И каждый знает, что сберечь,
Чтоб не подохнуть с голоду,
И каждый знает, не дурак,
Что надо красной девице –
Камнями вышитый кулак,
И никуда не денется.

И, кандалами позвенев,
Свобода свой получит хлеб,
И продолжается посев
На этой выжженной земле,
И начинается рассвет
От проржавевших фонарей,
Но снова кто-то скажет «нет»
И лязгнет чернотой дверей.

И долог путь у корабля,
И нету тихой гавани,
Пусть пахнет плесенью земля,
Все оказались правыми,
И там и тут. Куда не глянь,
Все оказались чистыми,
Но долог путь у корабля,
И нету тихой пристани.

Как много всякой ерунды
Да на земле красавице,
Но кто-то путает следы,
А кто-то возвращается.



***

Брючки, рубашки, тетрадки, бумажки,
Кружки, рюмашки с восьми до пяти.
Дверь на застежке, а в каждом окошке – 
Стежки-дорожки, тропинки, пути.

	Колокольчики, звоночки,
	Переклички, голоса
	В зачарованном лесочке
	Ходят-бродят чудеса.

Тихим лесочком вслед голосочкам
За яблочком сочным сказочных грез,
Пятые сутки по первопутку,
Под прибаутки веселых колес.

	Пересадки, плечи, руки,
	Самолеты, поезда,
	А в вагонном перестуке
	Едут мимо города.

Сказочный ветер признал, заприметил,
Весел и светел сошел наугад.
На полустанке ждут самозванки –
Мелкие ранки любви невпопад.

	Я гуляю вдоль перрона –
	Невезучий паренек,
	А последнего вагона
Укатился огонек.

Я по привычке вслед электричке
Чиркаю спички новой мечты,
В ветхом пальтишке мерзнут мыслишки –
Серые мышки моей суеты.



***


Мягкая клетка,
Да в спину кулак,
Да скоро вечерний обход.
А по отметкам
На крышке стола
Сегодня седьмой Новый Год.

	Белый свет да желтый билет,
	Подземный сарай, аминазиновый рай.

Кто-то безликий
Откроет окно
Да бесшумно отправится прочь,
Я сегодня был тихим
Мне разрешено
Смотреть, как кончается ночь.

	Новый год да хороший уход,
	Дурная молва да назад рукава.

Серебряный сон
Да жидкий покой
Да снова стальной кабинет,
И что за резон
Одинокой рукой
Ловить покачнувшийся свет.

	Тихий смех да высохший снег,
	Любовь до утра, да пожалуй пора.



***

Выбрал с окошком гостиничный номер,
Если б и жил, так наверное б помер,
И прошептал, забираясь повыше:
Если б не жил, так наверное б выжил.

	Весело воскреснуть,
	За окном все тот же снег,
Тихо плачет в кресле
	Невезучий человек.

Коробочки, тюбики, пачки, мешочки,
В мутной воде размешал порошочки,
И прошептал ,потянувшись к стакану:
Если не поздно, так стало быть – рано

	Весело воскреснуть,
За окном все тот же снег,
Притаился в кресле
Невезучий человек.

Острые бритвочки, нервные штучки
Ласково взял в задрожавшие ручки,
И прошептал, примеряясь точнее:
Если не вовремя, значит успею.

	Весело воскреснуть,
	За окном все тот же снег,
	Засыпает в кресле
	Одинокий человек.

Веревки, обмылочки, скользкие братья,
Сладостно вполз в неземные обьятья,
И прошептал, соскользнув с табуретки:
Мудро придумали божие детки.

	Весело воскреснуть,
	Утро, солнце, чистый снег,
	Вышел из подъезда
	Невезучий человек.



 ***


	По нехоженым дорожкам да в колючий лес,
	Через двор бездомной кошкой да в чужой подъезд,
	Прозвенеть за горизонтом, только пыль столбом,
	Перед зеркалом смеяться над своим горбом.

	Черно-белыми руками застилать постель,
	Хлебом-солью, кулаками встречать гостей,
	Перепачкать грязью стены да в чужом дворце,
Пересчитывать морщины на своем лице

Припев:
		Быть счастливым очень просто,
		Стоит только захотеть,
		Для тебя найдется место
		Если вовремя успеть.

	Подзаборные баллады, полуночный вой,
	Без подробного доклада не входить домой,
	От лихой беды спасаться да в ущельях гор,
	От соблазнов уклоняться, не вступая в спор.

	От горячих поцелуев да в холодный пот,
	Белкой в колесе танцуя, приносить доход,
	Из вчерашнего застолья да в промозглый день,
	Из земли обетованной да в чужой удел.

Припев.

	Из растерзанного мозга да на чистый лист,
	Помолчать у перекрестка да спуститься вниз,
	У разбитого корыта так легко стоять,
Ничего не получивши, нечего терять.

Из февральской лютой стужи да в июльский смрад,
Посреди глубокой лужи видеть райский сад,
Не дойти четыре шага да зарыться в снег,
Понадеявшись на что-то, потерять вдвойне.

Припев.


***

Если надо жить, так что ж,
Да только жить недолго.
Я умею быть похож
На ласкового волка.
А чтоб не страшно одному
Сторожить у входа,
 	Ты подаришь мне тюрьму
	По имени «свобода».

	Сколько волка не гони –
	Леса не найдется,
	Как беду не хорони –
	Все равно пробьется.
	Как на запад не спеши –
	К солнцу не успеешь,
	Как мечты не хороши –
	Сделав, пожалеешь.

Я боюсь пошевелиться, я уже не вою на луну …		(2 р.)

	Обскакали белый свет, пустили корни,
	Хоть в ногах и правды нет, зато накормят,
	А для тех кто хочет жить в собачьей будке,
	Совесть выгодно хранить в пустом желудке.

	Все что есть в моей душе – в чужой ладони,
	Будет рай не в шалаше – в сумасшедшем доме,
	Наши пальцы до крови сожмутся вместе,
	Все по правилам любви, все честь по чести.

Я боюсь пошевелиться, я уже не вою на луну …		(2 р.)

	Гордой власти поперек не скажешь слова,
	Благодарен за урок, приходите снова,
	Я учебы не бегу, я твердо знаю –
	Скоро встретить вас смогу умильным лаем.

	Я не знаю далеко ли
	И доколе,
	Но пейте дети молоко,
	Учитесь в школе.

Я боюсь пошевелиться, я уже не вою на луну …		(2 р.)

1 куплет.




***


Ой, широко полюшко да безлюдный дом,
Горе мое, горюшко, посидим вдвоем,
Некуда опаздывать, не с кем воевать,
Не о чем рассказывать, нечего скрывать.

Что за время выдалось – невеселый день,
Мы с тобою виделись не припомню где,
Мы с тобою встретились не упомню как,
Чей-то голос пепельный да недобрый знак.

Мы с тобою гордые, да наверно зря
Со свиною мордою да в калачный ряд,
Сапогами грязными по чужой траве,
Разговоры праздные да пустой совет.

Под чужими взглядами да ползком вперед,
По спине прикладами, да лицом об лед,
Ведь за дело сцапали, поздно каяться,
Слезы мои капают, не кончаются.

Слезы мои глупые да глоток воды,
Чьи-то пальцы грубые, да табачный дым,
Ой ты, боль былинная, да промокший лес,
Песня моя длинная дремлет на столе.

Ой, широко полюшко да безлюдный дом,
Горе мое, горюшко, посидим вдвоем,
Некуда опаздывать, не с кем воевать,
Не о чем рассказывать, нечего скрывать.




***

Такой долгожданный февраль,
Такой заводной снегопад,
Попорченный молью смешной человек
О чем-то поет невпопад.

Такой безупречный восход,
Такой целомудренный снег,
Зябко закутавшись в старенький плащ
Негромко поет человек.

А за стенкой у меня скончался пьющий сосед,
Судя по глазам, ему не больше сорока.

	Такой расписной горизонт,
	Такой разнаряженный день,
	Зайдите ко мне на вечерний портвейн,
	Мы поиграем в людей.

	Такой восхитительный гул
	Моих черно-белых проблем,
	На карте вселенной в нижнем углу
	Я обнаружил Эдем.

А в соседнем парадном собирали народ,
Обещали, что завтра начинается война –
Так получилось …

Такой долгожданный февраль,
Такой заводной снегопад,
Попорченный молью смешной человек
О чем-то поет невпопад.



***


    Родился в режиме « улыбнись своей маме»,
    Умер в режиме «наконец-то подох»,
    Имея за собой коридорное право,
    Имея для себя однокомнатный гроб.

Припев:
	Не надо застолий, похоже я больше не пью.	(2 р.)

    Работал клоуном в режиме «пригласите на праздник»,
    Работал клоуном в режиме «не надо грустить»,
    Имея за собой недовольные лица,
    Имея для себя возможность уйти.

Припев.

    Встретил тебя в режиме «поздравляю со свадьбой»,
    Встретил в режиме «желаю любви»,
    Имея за собой искалеченный вечер,
    Имея для себя право стоять под окном.

Припев.

    Так здравствуй, мальчишка, улыбнись своей маме,
    Так с первым днем рожденья, познакомься с отцом,
    У тебя есть впереди коридорное право,
    У тебя есть впереди однокомнатный гроб.

Припев.




***


	Я просыпаюсь, стиснув пальчики,
	Я снова стал примерным мальчиком,
	Я прячу мысли нехорошие
	Под одеялом перекошенным,
	Мой взгляд весьма неубедителен
	И я опять боюсь родителей,
	А город пахнет так заманчиво,
	Я снова стал примерным мальчиком.

	А я стою на подоконнике,
	Я не решаюсь стать покойником,
	Да мне упасть, пожалуй, некуда,
	Везде машинки так и бегают,
	Людишки жмутся по обочинам,
	Как посмотрю, уже не хочется,
	А на работу вышли дворники,
	Я все стою на подоконнике.

	А тихий вечер дышит ладаном
	В веселом доме за оградою,
	А я гуляю по аллеечке
	В пижамке с беленькой наклеечкой,
	Я был сегодня просто душечка,
	Я научился пить из кружечки,
	Теперь могу гулять по садику
	В веселом доме за оградою.

	А тихий вечер дышит ладаном
В веселом доме за оградою,
А я стою на подоконнике,
Я не решаюсь стать покойником,
	А город пахнет так заманчиво,
	Я снова стал примерным мальчиком.



***


Странный гость, пряча в зубы злость,
Повторяет вновь надоевший тост,
А бездарный вор продолжает спор
Про слепой закон да глухой забор.
И застольный лай разобщенных стай
Обещает нам добровольный рай,
А в пустом углу кто-то спит на грязном полу.

Голос сух, каждый старый друг
На любой земле лучше новых двух,
А любой из них лучше тех двоих,
Что придут за ним – он старее их,
И спокойный граф налагает штраф
На число друзей да на гордый нрав,
А за той стеной кто-то спит, укрывшись луной.

		Ой вы милые, злые демоны,
		Вы за что ж меня трезвым сделали,
		Колокольчики да бубенчики,
		Да слеза ползет по моей щеке,
		И я жду отбой, чтоб не знать, что начался бой.

Я никогда не смогу, не сумею понять,
Что это навсегда.	(2 р.)




***


В лодочке гулять по реке,
Звездочки считать в мутном небе по пальцам,
Я знаю, мне должно быть светло,
Я тоже читал в детстве добрые книги.

На лавочке сидеть в уголке,
Наблюдая девочек бегущих по лужам,
Если я все правильно знал,
Здесь каждый кому-нибудь должен быть нужен.

В лодочке гулять по реке,
Постигая истины на собственной шкуре,
Если я что-то забыл,
Мне страшно, что мне это могут напомнить.

На лавочке сидеть в уголке,
Созерцая спины пыльного пляжа,
В городе купальный сезон,
Будочник ловит заблудившихся дворняжек.

В лодочке гулять по реке,
Изучая тонкости доверчивых взглядов,
Я помню, я где-то читал –
Я должен быть вежливым, но беспощадным.

На лавочке сидеть в уголке,
Познавая мудрости немых откровений,
Вечер вступает в права,
По улицам бродят запоздалые тени.

В лодочке гулять по реке,
Закончился день обучений и знаний,
Я помню, что книги правы,
Только в том случае если им верить.

На лавочке сидеть в уголке,
Засыпая с мыслями о завтрашнем чуде,
Я закрываю глаза,
Веря, что все-таки что-нибудь будет.

В лодочке гулять по реке,
На лавочке сидеть в уголке.




***



	Ночь
	Плачет у меня за спиной,
	Лезет в щели мутной луной,
	Залетает в двери шальной кометой,
	Серым камнем,
	Город, развернувшись, отправляется спать,
	За столом смеется полупьяная знать,
	Но рядом где-то
	Лихие парни –
	Братья чернокнижники.

Припев:
	    Черный свет да жесткая ладонь,
	    Третий день неслышная война,
	    Завтра снова будет тишина,
	    Завтра все возьмет себе огонь,
	    Завтра …

	Ночь
	Черной тканью рвется в висках,
	Трубами кричит в облаках
	Задыхаясь, бьется в руках восхода,
	В волнах света,
	Город закрывает глаза фонарей,
	Весело смеется у казенных дверей,
	Но здесь у входа,
	Рядом где-то
	Братья чернокнижники.

Припев :



***


Ай люли-люли за забором,
Ай люли-люли за стеной –
Разговоры, разговоры,
Спи, не слушай, мой родной.

	Ай люли-люли, доля глупая,
	Ай не пришелся ко двору,
	А я на зря тебя баюкаю –
	А ты уснешь, а я умру.

Ай люли-люли, жили мучались,
Ай люли-люли, время помирать,
Песня длинная, боль дремучая,
Ты что не спишь, ты должен спать.

	Пойду задерну занавеску,
	Смахну с окошка лунный луч,
	А в доме нашем много места
	И двери заперты на ключ.

Ай люли-люли, пели-плакали,
А сколько ж можно горевать,
А небо месяцем заплатано,
А ты усни, ты должен спать.

	Ай люли-люли, воля случая,
	Чердачный ход дверной проем,
	Пахнет мятой ночь тягучая,
	Шагнешь за дверь – забудешь дом.

Ну вот и все, теперь все просто,
А голь на выдумки хитра,
Нет ответов, нет вопросов,
Ну спи, а мне уже пора.

	Ай люли-люли, доля глупая,
	Ай, не пришелся ко двору,
	А я не зря тебя баюкаю –
	А ты уснешь, а я умру.





***


Словно черный грач
Закрывает свет,
Ты усни не плачь,
Это просто смерть.

Так что спи, забудь,
Да запомни впредь,
Есть простая суть –
Не спеши взрослеть.

Есть простой ответ
Среди сотен фраз –
Если бога нет,
Значит нет и нас.

Так что не грусти,
Ведь из века в век,
Только два пути,
Только вниз да вверх.

По густой траве
Да к большой воде,
Скоро новый век,
Скоро новый день,

А пока что грач
Закрывает свет,
Ты засни не плачь,
Это просто смерть.



***

Все как положено, ясно и просто,
Без пересадок на верном пути,
Скоро придется вырасти взрослым,
Вырасти взрослым, в школу пойти.

	Мама, мама, я боюсь, мама не надо,
	Зачем у них такие жесткие взгляды,
	Зачем у них на головах мертвые звери,
	Мама, мама, я боюсь, я им не верю.

Из-под полы позапрошлого лета
Непринужденно смотреть себе вслед,
Я обеспечен трамвайным билетом
Без пересадок на несколько лет.

	Мама, мама, я боюсь, мама, не верю,
	Почему вдруг такие крепкие двери,
	Почему у них такие скользкие лица,
	Мама, мама, я боюсь, что-то случится.

Кто не узнает, тот не осудит,
Встретится «там» и закончится «здесь»,
Верным маршрутом со станции «будет»
Без пересадок до станции «есть».

	Мама, мама, я боюсь, что-то случится,
	Почему вокруг такие тихие птицы,
	Почему вокруг зашевелились соседи,
	Мама, мама, я боюсь, скоро приедем.



***


Тихо уходит на юг не родившийся дождь,
Вечер зажимает рукой недозволенный смех,
Солнца не хватает на всех,
Зеркало приятно как ложь
О прошлом.

Я опять читал до утра не боясь постареть,
Я искал следы твоих губ на талой воде,
Отучи меня бояться людей,
Мне незачем это уметь
Сегодня.

Я не сумею простить и не смогу быть прощен,
День догорает за домом, я чувствую дым,
И прошлого вслед за ним
Становится больше еще
На сутки.




***


Ты тык же странен, как и я,
И ты глядишь опять
Туда, где пьяные друзья
Пытаются летать,
И ты решил пока
Что не прожить без коньяка.

А клоун в старом парике
Танцует в парке голубом,
И ты звезду в его руке
Решил проверить сапогом,
Ты понял, что зависит бог
От тяжести твоих сапог.

Какой-то глупый дилижанс
Вез на экскурсию в Эдем,
И ты купил билет для нас,
И я не смог понять зачем,
Ведь, жизнь богов любя,
Я буду злиться на тебя.

Твой глаз надежней, чем рука,
Ты видел больше, чем успел,
И тем, кто ищет дурака,
Ты можешь принести успех,
И засмеяться вслед
Над пустотою их побед.



***

Я хожу с опаскою,
Холодно и страшно мне,
По указу царскому
Меня ищут стражники,
Даже стены голые
Сталью насторожены,
Ведь за мою голову
Три гроша положено,

	Но
	Я незрим,
	Я неслышим, невесом,
	Прокатился колесом,
	Да свалился у камина,
	Обдирая чью-то спину
	Неокрашенным лицом.

Встали фраки черные,
Плечики расправили,
В воздухе ручонками
Наугад зашарили,
Встали псы дворцовые,
И в тяжелом воздухе
Камушки свинцовые
Засверкали гроздьями.

	Но
	Я незрим,
	Я неслышим, невесом,
	Притворился мертвецом,
И поплелся новый Каин
До заоблачных окраин
Поздороваться с творцом.

Вздрогнули апостолы,
Зашумели, гневные,
Кулаками по столу
Застучали демоны,
Но свое отмщение
Я узнал заранее,
Сторговал прощение
В обмен на покаяние.

	И
	Я незрим,
	Я неслышим, невесом,
	Рассчитался с продавцом,
	И отправлен Казанова
	Начинать карьеру снова
Необученным юнцом.



***


	Ходят-бродят граждане,
	Сильные да смелые,
	В личном деле каждого
	Голубым по белому –
	Направлен родиться на этой планете,
	Направлен родиться, а

Припев :
	Дальше неразборчиво.	(3 р.)

	Ходят-бродят чистые,
	Ходят-бродят важные,
	На характеристиках –
	Красным по бумажному –
	Оставлен в живых до новых указов,
	Оставлен в живых, а

Припев.

	Ходят непорочные,
	Гордые, лощеные,
	Но последней строчкою –
	Золотым по черному –
	Черточка справа от даты рожденья,
	Черточка справа, а

Припев.




***

	Строили с ребятами
	Посреди гостиной
	Царство тридевятое,
	Домик пластилиновый.

	Детскими дорогами
	Уходить не велено,
	Появились строгие,
	Появились белые

В трубочки слушали,
	Смотрели в дырочки,
	Сказали «все к лучшему»,
	Сказали, что вылечат.

Взяли под руки,
	Усадили бережно,
	А в сказочном городе –
	Праздник всамделишный.

	И вот в жестокой спаленке,
	В комнатке резиновой
	Строю себе маленький
	Домик пластилиновый.




***


Снова рев семи труб да Эоловой арфы,
Скоро кончится время шести тысяч лет,
За соседней стеной начинается завтра,
За соседним стеклом начинается свет.

	Скоро придется исполнить закон,
	Слышишь, как надвигается каменный звон.

Исполать тебе, парень – прокрустово ложе
Да живая вода четырех мудрецов,
Я останусь один в полутемной прихожей,
Ты войдешь в этот свет и задвинешь засов,

	А там, где только что был горизонт,
	Ровной волной поднимается каменный звон.

Он зайдет к тебе после вечернего чая,
Он расскажет, что знает нужный секрет,
Он поманит тебя воротами рая
И продаст тебе ключ от двери в туалет.

	А в летнем театре последний сезон,
	Слышишь, как приближается каменный звон.

Ты рисуешь круги и бросаешь их в воду,
Ты готовишься к свету, ты моешь лицо,
И прокрустово ложе встречает у входа,
Да живая вода четырех мудрецов.




***


Солнышко светит, погода весенняя,
Мальчики давят назревшие прыщики.
Судя по гомону вновь воскресенье,
По паперти бродят смазливые нищенки.
	Судя по хохоту, судя по грохоту, судя по похоти –
	Весна на пути.
	По паперти мечется очеловеченный, перекалеченный,
	Полунормальный мотив.

Динь-дон, динь-дон, звенит колокольчик,
Фальшиво канючит свирель.
Динь-дон, динь-дон, чем дальше, тем больше
И скоро наступит апрель.

	И анемичные дети столичные пишут привычные
Взгляду и слуху стихи.
А тихие клопики добрые попики мудрые лобики
Им отпускают грехи.


А на рисунках цветочки да солнышко,
Круглые личики, острые пальчики.
Пьют по подъездам с утра и до донышка
Разгорячённые шумные мальчики.

	Умные песенки, скользкие лесенки, добрые вестники
	Только б успеть до 5-ти
	А где-то по улице бродит, сутулится, ласково хмурится
	Полунормальный мотив

Динь-дон, динь-дон, качаются двери
Их ветром сорвало с петель.
Динь-дон, динь-дон, и можно не верить,
Но скоро случится апрель.
	И целомудренно внешне и внутренне внемлют заутрене
	Несколько пришлых калек.
	Чтоб недоверчиво, не опрометчиво, выбрать до вечера
	Место где встать на ночлег.

Первые почки набухли листочками
Птички щебечут о чем-то торжественном
Девочки бродят сосредоточенно
И изъясняются вечными жестами.
	А правоверные между тавернами кружками мерными
	Переверяют пути
	А где-то над лужами пляшет простужено, перенатруженный
	Полунормальный мотив.



***


Выйти из дому во двор
Да пропасть на год
Уговор..
Все не в счет
Ведь так ?

В закопченное стекло
Наблюдать рассвет
Повезло
Или нет ?
Как знать

Заглянуть за горизонт
Да запомнить впредь
Не сезон..
Не суметь..
А жаль..

Отдохнуть на пол-пути
Да застыть навек
Не шути..
Человек..
Нельзя..


***


Я по городу хожу с палочкой,
Я под нос себе твержу бормоталочку,
Не добрал до просветления малости,
Наслаждаюсь наступлением старости.
	А кому, какое дело,
	Потерялся, так найдись,
	Солнце встало солнце село,
Улыбайся не ленись

Я пивка себе возьму с воблочкой,
Я глазенки подыму к облачку,
Что-то тучки надо мной тусклые,
Ой, дотрясусь я стариной, чувствую.
		А кому, какое дело,
Перебрал, так похмелись,
Солнце встало солнце село,
Улыбайся не ленись

Выгорают потихонечку клеточки,
По чужим сбегают коечкам, девочки,
Над землёй такая силища-радуга,
Жаль что утром то, что жив еще, не радует.
		А кому, какое дело,
		Наплевали, так утрись,
		Солнце встало солнце село,
		Улыбайся не ленись

Полюбуюсь на луну капельку,
Да под деревом засну, крепко-накрепко,
Перепашет поперек вскрытие,
Ой, докатился колобок, с прибытием.
		А кому, какое дело,
		Ну, подох, так возродись,
		Солнце встало, солнце село,
		Улыбайся не ленись.


***


Слеплю кораблик я, из старенькой газеты,
С нашкрябанною надписью: «Пусть все идут вперед»,
И мутным ручейком пущу гулять по свету,
И помашу рукой, пускай себе плывет.

		Еще пять-семь минут, подобного же трепа,
		То завтрак на траве, то кофе на полу,
		То за руки держась: – чуть-чуть о гороскопах,
		И суп уже готов, пора нести к столу.

И ты будешь со мной постоянно.

Кому скажу что я, почти пил с Кастанедой,
Упанишады знаю и вдоль и поперек,
И часикам к восьми, наверное заеду,
Я иногда весьма, занятный паренек.

		Поговорим о модах, с дизайнером по жизни,
		С потомственной гурманкой, о сыре Комамбер
		Пусть даже и меня подвергнут укоризне,
		Я буду самым лучшим, адептом сотни вер.

	Ты тоже будешь со мной постоянно.

Я пару книг куплю, всего за 9.20,
И там поднаберусь изысканных манер,
Нетрудно иногда, учтиво выражаться,
Противнее всего, сидеть, зубрить Джейн Эйр.

		Но если даже вы, настолько горделивы,
		Что даже под луной, не сразу всё пройдет,
		То я не тороплюсь, я буду терпеливым,
		На фоне остальных, не жалко даже год.

	И все вы будете здесь постоянно.

Ну в общем для любой, отыщется метода,
Кому-то нужен Шах, кому-то Алладин,
Решил побыть собой, да вот – уходят годы,
И игры прекратив, сижу, курю один.

	И никого рядом нет постоянно.





***


Наверно каждый слышал звон,
Что мир – театр, а мы в нем все – актеры.
Но здесь шикарный пантеон,
Без ложной скромности и глупых разговоров.
Давай поехали вперед,
Посмотрим, как стоят фигуры,
Знать, забавляться, мой черед,
Плохими зарисовками с натуры.

Вот, кто-то вновь не без греха,
А кто-то господам целует руки,
А кто-то пустит потроха,
Но в соответствии с канонами науки.

Припев:
	   Но ты, конечно же – другой,
	   Тебя еще не описали,
	   Я помашу тебе рукой,
	   Ты может, справишься, а я – едва ли,
	   А зря.

	Вот кто-то – глупый ретроград,
	А кто-то чопорный такой, что жалко,
	А кто-то очень будет рад,
	Когда ни будь, найти себя на свалке.

Припев.

	Вот кто-то нищ и сер и мал,
	А кто-то давит нас, своей харизмой,
	А кто-то ищет идеал,
	Да только с элементами цинизма.

Припев.

	Кому-то посох да сума,
А кто-то пыжится всех денег заработать,
	Кому-то горе от ума,
	Кому-то легче быть привычным идиотом.

Припев.

	Вот кто-то хочет быть творцом,
	Хоть архитектором Пизанской башни,
	Кто станет – громким мертвецом,
	А кто-то просто – новостью вчерашней.

Припев.

	Да полно, что перечислять,
	Ролей так много и они давно прожиты,
	А впрочем, ну их, наплевать,
	Давай дерзай, ты скоро станешь знаменитым.

Припев:
	   Ведь ты, конечно же – другой,
   	   Тебя еще не описали,
	   Я помашу тебе рукой,
	   Ты может, справишься, а я – едва ли,
	   А зря.